ВНИМАНИЕ! Для правильного отображения наших страниц настоятельно советуем Вам использовать иной смотровик («браузер»), например «Оперу» или «Лису», обе из которых – бесплатны. ВНИМАНИЕ!
Перед пользованием нашим сетевым узлом, ознакомьтесь с сим предупреждением. Please read this disclaimer before using our website.
Спасители Руси от инородческого владычества: гражданин Козьма Минин и князь Дмитрий Пожарский. Да вдохновят нас примером.
26-Й ГОД СМУТЫ
> РАЗДЕЛЫ
» Первая страница
» Русские Вести
» Русские Стихи
» Русские Песни
» Русское Видео
» Русская Мысль
» Русский Язык
» Русская Память
» Русские Листовки
» Русское Действие
» Русское Самосознание
» Русское Единение

> ОБЩЕЕ
» Рассылка
» Связь с нами
» Наши образы
ПОДВИЖНИКИ РУСИ:
Национально-Державная Партия России (НДПР)

Русское Вече

Русский национал-социализм с чистого листа

Руссовет

Русское Движение против нелегальной иммиграции

Русский Общенациональный Союз (РОНС)

Народное Движение за избрание А. Г. Лукашенко главою России

Русское Национальное Единство (РНЕ)

Русский международный журнал «Атеней»



НАША РАССЫЛКА:

Подписка на нашу рассылку своевременно известит Вас о появлении нового на «Русском Деле». Просто и удобно!

Ваш адрес e-mail:

Подписаться
Отменить подписку



НАШИ СОРАТНИКИ НЕ ПОЛЬЗУЮТСЯ ПОДОЗРИТЕЛЬНЫМИ УСЛУГАМИ MAIL.RU И YANDEX.RU!

«RSS» И «TWITTER»:
Наша RSS-лента    Наша лента в «Twittere»
(Памятуйте, что врагу видно, кто читает нас в «Твиттере»!)


ПОИСК ПО УЗЛУ:

Яndex.ru



Русское Дело
«Ружье – первый товарищ и вечная духовная опора.»
Ким Чен Ир, корейский гос. деятель


РУСЬ ТРИОДИНОКАЯ

«Мы долго молча отступали...». В подавленности и уныниии тянулось первое десятилетие демократии, сменившееся вторым и вот уже третьим. Год за годом, в тщете надежд и бесцельности существования, кладя в землю миллионы вымирающего Русского народа. И год от году наглела знать, тучнел вор и мздоимец, а пришелец-иноземец обживался средь нас и торжествовал. Власть была не стара летами и хваткою на много лет вперёд вцепилась в горло России. Отмерялся очередной срок российского самодержавия – в таких же, как в прошлом, бессчётных годах правления царей, генсеков, президентов.

Русский дух пал в нынешнюю смуту до дна. Прозябание и вырождение народа, поношение его всею скопившейся на нашей земле нечистью, удручённость собственным распутством и глупостью теребили Русское сознание, но не пробуждали народную волю. В Москве, Питере, Кондопоге, Ставрополье, Сагре, Пугачёве за Русское дело подымались немногие, но остывали, не поддержанные миром, и вскоре угождали под каток кремлевского возмездия. Потакая любым национальным меньшинствам, в отвратительном сговоре с горсткой либеральных пройдох – самозванных «выразителей интересов общества», – власть успешно изводила любое движение Русского толку, била по его вдохновителям и вожакам. Обезглавленное, прореженное, к 15-му году правления Путина оно лежало навзничь. В мертвящей среде расправ и гонений дело было не способно к исправлению.

Шествия столичных интеллигентов на Болотной площади, ведомых пятой колонной, ещё более живописали нравственный беспорядок в стране, ибо бродили там и бесновались за ложное и чужое, противное стране и Русским людям дело.

Мы винили себя, свой народ – вечно безмолвный и безучастный либо гораздый на безрассудство, соблазняемый нашёптыванием подрывных сил. (Воспитание безродного Ивана было хорошо рассчитанным вражеским замыслом, наиболее успешно исполненным.) Тающие надежды на перемены связывались либо с уходом на покой первого лица страны, либо наступлением чуда – некоего события, что как особой силы толчок потряс бы зашедшую в тупик Русь. Уповали на 2012-2013-й годы, ища опору в подвигах прошлого и усматривая знамение в исполнявшемся тогда 400-летии преодоления первой Смуты.

Нет, ничего не случилось: то урочное время прошло как сон пустой. Коротко взбудоражило московским Бирюлёво, и вновь всё застыло. Лишь больные своею исключительностью столичные интеллигенты продолжали выплакивать душу по жулику и уголовнику Навальному, вменённому им в икону и пророки. (Ещё одна успешная затея подрывных сил.) Таинство Русского возрождения не повторило себя на ровно вековую годовщину похода Минина и Пожарского, оно подоспело согласно иным историческим часам.

Копилось напряжение нового смутного времени, питаемое поверженною справедливостью, напором чуждых ценностей, подлостью заёмной демократии, прибывающими ордами иноязычных и ответным неприятием происходящего униженными и оскорблёнными, вытесняемыми и замещаемыми. Копилось, разогревалось, но могло и не закипеть, не снести воровской строй напором Русского гнева, а просто перетечь в терпимость ко злу, в возобладание «толерантности» как на покорном Западе. И многое делалось терзающими Русь тёмными силами, чтоб так и случилось.

Нет, всё же, полыхнуло, закрутился вихрь событий – где совсем не ждали. Ибо, там, где не ждут да не возводят препятствий, и можно лишь духу народному вырваться из-под глыб...

Русский дух, что отходил, по предвкушению одних и по тягостному предчувствию других, в предания, вдруг заявил о себе – истинно, по-Русски. Не интеллигентскою вознёю на столичных площадях, громко называемою «революцией» – то «бархатной», то «цветной», – но бунтом и силою, в коих нет места картавому краснобайству. И как встарь, явил себя в народной глубинке, среди простолюдинов, обывателей, коими снисходительно пренебрегала Русская книжная освободительная мысль.

И добавляя к непредвиденному невероятное, началось Русское пробуждение не в самой Руси, смиряемой кремлёвским удушьем, но среди Русичей в рассеянии – на благословенной земле Новороссии, словно избранной возвестить миру о рождении новой России.

Частица её Крым ещё смог заявить о своей Русскости мирным голосованием и отложиться от замешкавшейся в беззвластии Украины да при подоспевшем покровительстве России, но Донецк и Луганск доносили свою волю Киеву уже с крайней степенью убедительности – оружием и кровопролитием – и на заступничество Путина опереться не могли, ибо у того на шаг доброй помощи следовали два шага небрежения и вероломства, деяний в угоду американо-бандеровской гадины.

В кремлёвских покоях могли судить-рядить о выгоде или убытках от приобретения новых земель, о долге же перед Русскими, обитавшими в тех краях, не шло и речи. Последнее, скорее, вызывало оторопь. Похожее отношение Москва уже показала Русскому Приднестровью, просившему ещё в 2006-м соединиться с Россией и показавшему в народном голосовании долю не меньшую, чем в Крыму. Покровительство же иному народу случилось бы скорее и наверняка, как можно судить по завидному заступничеству России за Абхазию и Осетию в недавнем прошлом, увенченному их государственным признанием и обязательством защитить.

Как, всё же, престранно вершится история... То тяжким трудом и яростною борьбою народов, страданиями поколений и кровью сражений, то – словно на пустом месте произволом лиц высокого полёта, до изумления легко меняющих ход событий.

Подлостью и тупостью нескольких зловещих дельцов, добравшихся до высшей власти – Ленина, Хрущева, Ельцина – народ Русский был трагически разделен: сначала мало значащими хозяйственно-управленческими перегородками (ибо никто во времена советского строя всерьёз не представлял себе иную обособленность УССР), но затем и государственными. В 1991-м году лишённая крупицы совести переходная власть в алчной делёжке страны размежевала наш Род пограничными столбами, раздав его разным хозяевам без малейшей оглядки.

(Сегодняшние коммуняки вполне унаследовав подлость своих вождей, даже не думают проклясть сотворённое их генсеками и обратиться к восстановлению Русского мира. Эти ископаемые до сих пор вещают, что главным вопросом современности остаётся вопрос о «частной собственности», а основою мировоззрения – «интернационализм»! И ни один большой коммуняка не сидит в окопах Новороссии – там место людям попроще...)

Разделённый народ продолжил свое существование подо множественными, но одинаково чуждыми ему правителями. В Прибалтике им стали погонять фашистские недобитки, в Средней Азии – местные баи, на Украине – новая хазарская элита, в материнской России – банда Гайдара и его преемников, на Кавказе вообще не заботились с правлением: вырезали или изгнали Русских почти до единого.

И в Новороссии, запросто отданной Киеву, обитал обычный Русский люд. Его называли так же как и Русских в России – «быдлом». Киевско-галицкая элита спешила со всеобщей украинизацией, повсеместной мовой и прославлением украинского сверхчеловека с его великим прошлым.


Но вот, волею высших сил или земных обстоятельств Русский человек на Украине дотянулся до оружия и стал исправлять подлость прежних и нынешних своих правителей. И словно током отозвалось по России: всколыхнулись умы, в восставшие области потянулась помощь, потекли пожертвования, отправились добровольцы. Дано было сему порыву и подвижничеству чудесное название «Русская весна».

К ужасу пятой колонны и мазанного с нею одним елеем Кремля, то был настоящий Русский бунт.

Подколодная российская измена ответила на него злобным поношением и маршами макаревичей. Узрела, учуяла животным нюхом, как прокатилось волною воодушевление по всему Русскому Роду и как откликнулась Большая Русь, как сразу вызрело прежде немощное представление о Русском Мире и не пожелало знать о проведёных коммуняками и демократами границах. Происходящее было уже не местным делом Донецка и Луганска, но заботою множества Русичей по России и миру. Добровольцы России отдавали жизнь за отторгнутых на чужбину сородичей, не погоняемые ничем, кроме зова совести и чувства правды. Обесчеловечение людей воспитанием из них безродного тяглового поголовья, чтящего лишь хозяев да неприкасаемые меньшинства – вся эта возня четвертьвековой протяжённости оказалось напрасной.

Русская весна затмила и наваждение, коему предавались последние годы горожане в сытых Москве и Петербурге, отправила в забвение их мерзейших поводырей навальных и всех болотных проповедников.

А предводителей Русских националистов не оказалось в Новороссии. Для них её появление было неожиданным как Февральский переворот 1917-го года для большевиков. Книжники и глашатаи Русского движения давно списали Русских в рассеянии, не видя их в своих мечтах о Русском возрождении. На события, конечно, откликнулись – по обыкновению, статьями да речами. Худшие из них извращённым умом даже приняли сторону Украины, воспели майдан. А по-настоящему за Новороссию встали среди нас новые лица – и на полях сражений, и в российском тылу. Явились обыкновенные, не заметные прежде, и повели за собою события, стали творить историю.

Навсегда памятный отныне 2014-й год породил подлинных героев нашего времени, былинных даже: сынов Новороссии и России Алексея Мозгового, Павла Дрёмова, Александра Беднова (подло убиенного и по печальному русскому обыкновению неотомщённого), Михаила Толстых, Арсения Павлова, Игоря Гиркина-Стрелкова и тех, о ком мы ведаем лишь по боевым позывным либо ещё не знаем.


Даже евразийцы-имперцы, такие как А. Дугин, познали особое притяжение Русского мира, что, впрочем, не преодолело в них тягу к азиатчине и поклонение строителю славяно-тюркского Евразийского союза – кремлёвскому долгожителю Путину.

В 2014-м Русские смотрели на мир уже с иным достоинством – не в безысходной покорности обстоятельствам, пожизненной униженности перед назойливыми нацменьшинствами и собственной неотвязной заботе о чувствах соседних народов в убеждении, что надлежит искать их дружбу и благосклонность, а за ценой не стоять. Русские уже не отворачивались от очевидного. Таяло наше нелепое доброхотство, уходило стародавнее убеждение в братстве славянских народов и сердцевина его – вера во триединый народ Русский. Любвеобильная наша блажь, вовсе не разделяемая теми другими, кого мы почислили роднёй...

Всякий раз, поверяемые действительностью, благие наши помыслы о сём братстве получали скорое или позднее усекновение. Историческая память народная неминуемо сходит на нет, если не оживлять её в каждом поколении обучением, воспитанием, а то и жестким вразумлением под стать нынешнему. Многократно проявленная в прошлые века хлипкость славянских связей, переметчивость «собратьев» уже изрядно показала себя, но, вот, довелось открывать её заново.

Извечная польская злоба давно должна была остудить широкую Русскую душу, не желающую памятовать, что ни с одним европейским народом не враждовали мы на протяжении столетий столь долго, как с поляками. Смущенные беснованием пшеков вокруг катынских расстрелов – слабым возмездием Сталина за кровожадное умерщвление ляхами пятикратно больше Русских под Варшавой двадцатью годами ранее, – мы смогли, наконец, отлучить поляков от Русско-славянского общения, но по-прежнему держали распахнутыми объятия прочим славянам и без малейшего сомнения – украинцам с белорусами.

Тем временем, победная поступь демократии, направляемая американо-европейскими политическими мошенниками, не переставала искушать Русичей подобно сатане, когда-то возведшему Христа «на высокую гору и показывавшему все царства мира». И стало невыразимо глупо отводить от себя это невольное просвещение, беречься весьма грустной правды.

Восточное-европейские «братушки» как куры за крошками устремились в НАТО да Евросоюз, едва поманили их. Встали под начало извечных врагов славянства. И стало понятно, что десятки тысяч Русского воинства зазря сложили головы на Балканах, на Шипке полтора столетия назад, отправленные туда погибать по мании царя да петербургских интеллигентов-доброхотов во спасение воображаемых собратьев от полного вырезания турками. И семьсот тысяч Русских жизней положенных за освобождение Польши – да стоило ли? Польской злобы не убыло. Поляки легко простили немцам и австрийцам разделы своей страны в конце 18-го века, ещё раз забыли немцам последний её раздел в 1939-м году и, как ни в чём не бывало, льнут к ним да заискивают, но ничего не забыли нам.

Теперь потомки спасённых в Восточной Европе добавились в ряды западной солдатни и точат зубы на нас в военных учениях рука об руку с немчурою да заокеанскими надсмотрщиками. И двинутся эти болгары, словаки, не говоря уж о поляках с чехами, на Русь убивать и разорять, едва раздастся воинственный клёкот первого чёрного президента иль первого кацлера в юбке.

Вряд ли сербы, всё ещё дружелюбные к нам сегодня, имеют в себе больше нравственной опоры, нежели болгары и чтут жертвы, принесённые Россией ради их достоинства в затеянной ровно век назад великой войне. Нынешние власти Сербии с достойной насмешкой отвергают западные понукания присоединиться к осаде России даже под угрозой не быть принятыми в Евросоюз. Но более, чем память и долг перед нами, говорит в них свежее и личное: обида за раздробление Западом их страны, учинённое в 1990-х годах, отъём Косово, пролитие сербской крови шайкою американо-европейских вояк. Да надолго ли хватит памяти о том унижении? Видя государственное ничтожество сей малой страны и жажду её попасть в сытую объединённую Европу, не нужно уповать, что в случае с Сербией правило славянской ненадёжности обретёт исключение. Широтою Русской души более никто не обладает.

Нам просто пора принять очевидное: так называемые «братские народы» и мы – не один народ; разделение, составляющее столетия и проявленное в собственных языках и жизненном пути, по-настоящему разделяет. И дальнее или близкое взаимное родство, ничто не значащее для них, но упорно исповедуемое нами, пора предать завбению и перестать лить драгоценную Русскую кровь во имя несбыточного.

Да и во благо случается такое разделение – сим избегаются взаимные трения, междуусобица, ненависть и взамоистребление. Так худо-бедно и, наверное, к лучшему распались в недавнем прошлом Чехословакия и Югославия – первая загодя, вторая же – отведав гражданской войны. (А дальше соединила расколотое единая Европа, но уже в ином союзе, явно легче переносимом: не в прежнем тесном соперничестве, а под началом отдалённого судии, коим стал не успевший ещё осточертеть им Брюсссель.)

Да разве только славяне отягощены взаиной неприязнью? Безостановочно пускают кровь друг другу семитские племена, преследуя каждый свою правду, а уж среди западно-европейских народов, скованных на малом пространстве взаимопереплетённой судьбой, братства не сыщешь даже в преданиях.

И нужно ли говорить о дальней «родне», когда совсем уж погано заявила себя всячески близкая нам ещё недавно Украина!

За неё, чтоб выжила и состоялась, спаслась от отуречивания, ополячивания и онемечивания растрачено Русских жизней больше, чем за любой другой народ.

Глядя на страсти в «незалежной» по Европе, понимаешь, сколь духовно чужими стали они нам. Не ведавшие и не ведающие государственного достоинства, ищущие, подобно холопам, ради сытой жизни крепкого себе хозяина. И худшие из них – спустившаяся с карпатских гор, пожаловшая из галицкого захолустья пятая их колонна, жившая с Украиной общей жизнью лишь считанные десятилетия. Но именно западенская толпа, взбодрённая американским покровительством, возвела себя в «правильных украинцев», и именно галичане, по слову Порошенко, «являются основой государственности», а их местечко Львов-Лемберг поставлен в образец как культурная столица всея «неньки». Им, пришельцам, и на верность Галичине, присягнули украинцы остальной страны.

«В европейское будущее без азиатского прошлого.»

Майдан и последовавшая война выставили наружу нутро западенщины, явив пещерные нравы и азиатчину во плоти. Нет и в помине присущего славянам благородства, честности и чести в бою. Стрелков назвал душу укровояк, выказанную в Новороссии, «подлой». Их лютость ко пленным и мирным Новороссии повторила зверства, сотворённые когда-то в Волыни, Хатыни и сотнях несчастных белорусских деревень карательными отрядами Галичины. Но одурелая Украина славит «героев», тешится на одесском пепелище и бредит виселицами («гиляками») для Русских.

Свидомые рвутся в Европу, конечно же, не за торжеством своего национального достоинства – этого в Европе давно не найти, как и сама Европа – уже давно не для европейцев. Увлечённые майданом потомки польских, угро-венгерских, румынских холопов тянутся к обыкновенной сытой жизни, благам и удобствам жителей западных стран, ко всем знакам и свидетельствам обывательского преуспевания.

Создание, становление народа не обязательно требует долгого, «естественного», определяемого собственным развитием общества хода событий, но столь же успешно достигается искусственным, волевым путем. Сравнение здесь с цыплятами, высиженными наседкой либо выведенными в инкубаторах, не будет причудливым. Летопись человечества забита примерами принудительного созидания стран и народов, мы тоже участвовали в этом, обустраивая государственность подопечным малым народам, а то и племенам, и заодно пытаясь растворить себя вместе с ними в некоем «советском гражданине». В том же на наших глазах преуспевают и силы так называемого «нового мирового порядка». Единая Европа и следом «Еврабия», сама Америка, когда-то бывшая плавильным котлом европейских народов, а ныне ставшая местом слияния европейского и всего остального мира. Не удивительно, что всходы самобытности проросли и на Украине – к тому были веские предпосылки в виде местного наречия, особого, вечно кому-то подвластного прошлого и изрядного генетического перемешивания с соседями и завоевателями, приведшего к появлению своеобразной породы людей. Обрубив Русские культурные корни, там оставили корни западных своих покорителей – польские, венгро-угорские, литовские – и вдобавок измыслили «протоукраинские», обладатели которых «дали миру цивилизацию». Кончилось всё возрождённой Хазарией, коей этому месту и надлежало, видно, стать.

Украинская «перемога»

Добрых полдела становления нации происходит в человеческих головах. И участие в том пропаганды – с образами просветлённых «исконноукраинцев», «це Европы», «второй Франции» и диких «монголо-кацапов», «ватников», «угро-финско-татарской империи» – ускоряет дело втройне. (Будто орды завоевателей-азиатов не прошли сквозь Киев и Чернигов прежде даже городов Московской Руси, а земли срединной и западной Украины не были на столетия поделены между Польшей, Венгрией и Османской империей.) Излучаемая свидомым напором ненависть, да с выраженным расовым превосходстом (хоть и забавным для окружающих), не только, как принято считать, разрушительна, она – равно и созидательна, ибо возведённая в единый порыв, устремляет общество к выбранной цели. Заметно даже, что мировая история чаще преуспевает именно через вражду и пускание крови сопернику, нежели проповедь любви ко ближнему. Именно на ненависть была сделана ставка, дабы вырвать Украину из её «вечного», когда-то выпрошенного и присягою скрепленного запорожским казачеством единения с Россией.

Избавленное от ополячивания и отуречивания крошечное владение Войска Запорожского – сущая окраина – как на дрожжах прирастало отъятыми Русскими царями у поляков землями да безмерно щедрым подношением от московских большевиков – Русскими областями с миллионами чистокровных русаков и попутно прихваченным чужеродным Закарпатьем. Собранное здесь за три с половиной столетия человеческое многообразие с немалым вкраплением поляков, венгров, евреев, немцев и молдаван с обретением независимости подлежало переплавке, «украинизации» и, разумеется, «дерусификации». Уже в те начальные годы Кучма – второй по счёту правитель «незалежной» – возвестил «задачу создать украинца». Но нетерпение обогнало сроки, требуемые в сём деле. Русские Донецк, Харьков, Луганск, Крым не успели духовно слиться с потомками австро-венгерской Галичины, не успели заговорить на неразвившейся, толком, «мове» – южнорусском наречии, загаженном польским говором. Зато во срединной Украине, известной прежде как Малороссия, дело продвинулось, подстёгнутое неистовым внушением, и люди с Русскими именами и корнями вполне вообразили себя украинцами, стали прыгать и скакать, юродствовать «що я не москаль» да наполнять ряды вояк, ведомых на убой в непоступившуюся своею Русскостью Восточную Украину – Новороссию.

Нет, вовсе не в том сказалась нынешняя беда, что некие «братские» украинцы стали нам недругами, а в том, что собственный народ наш раскололся, растекшись по чужбинам, и подлинные, урождённые Русские, поменяв великое родство на мутное «украинское», пошли против своих.

В самой России Русские ведали о взращиваемой в тех краях ненависти к «москалям», но с поразительным добродушием отмахивались до последнего времени, испытывая, в свою очередь, глупую нужду объясняться украинцам в тёплых чувствах. Но даже Русская простота имеет пределы. Недоумение сменилось отвращением. Изведавший в тысячный раз крайнюю ненависть к себе, заверенную изуверством «свидомых» в Одессе и Новороссии, народ наш, наконец, прорвало. Остыли лепеты о «братстве», заменились достойным презрением. Последний, самый гнусный майдан и следом пришедшая война просветлили умы Русичей в России, помрачённые советским воспитанием и демократическим развращением. Русская же часть Восточной Украины взялась по-мужски ответить на вопрос быть ей или не быть и поднялась на мятеж.

Воистину, ненависть стоит не последней в ряду деятельных сил истории. (А когда праведная, то и первой...)

Боком обернулась настырность строителям украинской нации. Восстание Русских на востоке того жуткого места, коим стала «Украиной», может вполне поставить предел бездарному национал-новострою и привести три его совершенно особые части – Новороссию, Малороссию и Галичину – в разъединённое состояние, близкое исходному. Так силы народные подчас успешно пресекают замыслы политических дельцов и сами решают свою судьбу.


А с украинскими событиями открылись наши глаза и на последних из близких нам по родству соседей – белорусов.

Жёстко противостоящая Западу страна, со всеобщим употреблением Русского языка, отсутствием пограничных и таможенных рубежей с Россией и самым широким сотрудничеством, включая военное, – Беларусь неизменно располагала к себе, считалась подлинным союзником. Но с украинскими событиями проявилось неприятное. Сразу по-иному повёл себя белорусский Батька Лукашенко.

Испуганный отложением от Киева Русского Крыма и возвращением полуострова в лоно России, изумлённый восстанием Русичей в Новороссии, он не выбирал слов. Сходу дал совет киевским заговорщикам сражаться за Крым, а восставших Донецка и Луганска поименовал «бандитами».

За язык Лукашенко никто не тянул, он сам искал возможность высказаться, пожаловав на коронацию Порошенки царским поездом из десятка черных автомашин.

Поздравив малоросов с приходом хазаро-галицийской власти, немедленно и неподдельно подружился с новоявленными тамошними главарями Порошенко и Турчиновым, напоказ называя их «Петей» и «Сашей». Первого из них он позднее назвал и «родным человеком», обещая выполнить любое его поручение «за сутки». Не отшатнулся белорусский батька, видя в Киеве всеобщее прославления «героев» – карателей УПА и ОУН, пожегших сотни деревень в его Беларуси. Подал тем самым урок незабываемого политиканства, отбросив то, что вчера было неприкасаемой святыней. Но откровенный призыв к бандеровцам уничтожать восставших Русских Донецка и Луганска был уже за гранью самой низкой политической игры.

А далее стал доходить до нас и прежде не воспринимаемый глас рядовых белорусов. Тех, в ком тоже зудят их особые гены, и в Беларуси оные – польско-литовского происхождения, порою выдуманные, порою подлинные, наследуемые от кого-то из прадедов, а то и дедов. Зуд отливается в гордости преемников особою связью с Польшей и Литвой, в получении наиболее «породистыми» из них «карты поляка», дабы быть принятыми в той стране по-родственному и обучаться, работать там, не встречая препятствий. Бесспорно, хороший подрывной замысел поляков, если смотреть на дело их взглядом.

Белорусская тоска по Европе не уступает украинской – жаждою европейских благ, ежемесячных доходов по многу тысяч евро и «уровня жизни как в Германии», обещанных им минской «аппазицией» и дополненных собственным завистливым воображением. Обычная тяга малоимущих людей, удручённых видимостью достатка западного мира и чуящих себя несправедливо обойдёнными.


Под таким углом белорусского зрения и расставлено у них отношение ко странам-соседям: Польшу чтят, Литву ценят, пред Европой преклоняются, от России воротят нос...

Запущенное в оборот российскою пятою колонной выражение «ватники» – то есть, о нас с вами, как воплощении всего отсталого и противников «европейского выбора», воспринято было «свядомыми» белорусами с тою же лёгкостью, как и «свидомитами» украинскими. С той же неприязнью, насмешкой и презрением...

Наиболее преуспевшие в поиске своих шляхетских корней уже и не белорусами мнят себя, но гордо: «литвинами». Подспудно и при непротивлении властей их мировоззрение набирает общественный вес. Поляцкие восстания Костюшко и Калиновского, пусть и при безучастии православного белорусского простонародья, подаются украшением белорусской истории, примером сопротивления великого народа Белой Руси московскому мракобесию. А воссоединение белорусского народа, подаренное Сталиным в 1939-м году, свядомые «литвины» не допускают признать великим событием, явно переживая разлучение своих западных земель с возлюбленной Польшей. Да что может быть общего у белорусов-европейцев с варварскою, азиатскою Россией?

Увы, там тоже самое, пусть и в зарождении: «Беларусь – гэта Еуропа», «свядомасць», «маскали»...

Все более восходит белорусская исключительность на политические подмостки, всё более прирастают ряды её поклонников минскими интеллигентами – куда же без них? – а власть, чувствуя себя духовно ближе той же Украине, чем России, благосклонно взирает на их заклинания о «независимости» и «не быть частью Российской империи» – ведь о том слово в слово не устаёт повторять сам Батька. Друг другу внушают, что не свободны, изнывают в объятиях Русского медведя и Путина.

«День воли» в Беларуси, март 2014-го

Обильное лукашенковское прекраснодушие прошлых лет: «белорусы всегда подставят плечо своим Русским братьям» и «мы с вами – один народ» не овеществилось ни в одном грузовике с пропитанием, одеждою и лекарствами в помощь бедствующей Новороссии. Зато идут в помощь Киеву из Синеокой армейские грузовики «МАЗы», текут горюче-смазочные вещества, переработанные из сибирской нефти. Подпитанные сей щедрой помощью, укрофашисты бьют тех самых Русских, о братстве с которыми не прочь по сю пору потрепаться Лукашенко. И в наживе на санкциях да тайном провозе в Россию запрещенного западного продовольствия вёрткий белорусский Бацька поучаствовал мгновенно.

Сам он предельно ясно отверг иметь что-то глубокое с Россией. «Есть отдельные умники, которые заявляют, что Беларусь – это, как они говорят, часть русского мира и чуть ли не России. Забудьте.» И случайно ли оттягивается, близится к остановке строительство авиабазы в Бобруйске для российских ударных самолётов, чему до украинских событий был дан зелёный свет. Так что, случись дойти до крайности, танки НАТО мятущийся Лукашенко запросто пропустит по всему пути от Бреста до смоленских земель.

Печально зрелище не существующего более «триединого Русского мира» – особенно ввиду сплочения и единства вокруг Америки её союзников, иные из которых даже обходят во рвении своего хозяина. Не за прыть ли свою Меркель удостоилась звания «политика года» одним из тех больших западных СМИ, кои неспроста называют «влиятельными»?

Грустно видеть себя на развалинах славянского «братства», но происходящее не должно выглядеть открытием. Неужто Русское самосознание не достаточно вбило в себя за последние столетия, что нет у нас иного надежного друга кроме нашего же оружия?

Пусть лелеют белорусы свое «европейское» наследие и ждут часа переметнуться. То – их дело. Польское наследие не проходит даром, и недавний польский пан ближе потомкам его бывших подвластных, чем Россия. Украина показала это, Белоруссия покажет. Нас должен лишь заботить миллион или два наших единокровных Русичей, живущих в «Синеокой» с отобранным происхождением – записанных «белорусами» по следам раздела советской империи.

Состарится «последний диктатор Европы», отойдет от дел и непременно случится минский майдан – бархатный либо кровавый, смотря по тому, сколько печенек от Нуланд будет поедено толпою в Минске и насколько будет востребован «план Б» в виде отстрела очередной «небесной сотни» западными лазутчиками. (Вполне возможно, в деле с «помяркоувными», то есть, неторопливыми и терпеливыми белорусами счёт и до тысячи дойдёт.) Ждите некий «литвинский» переворот, наподобие бандеровского на Украине. Преемственность нынешнего союза с Россией у новой Беларуси, даже если минский престол унаследует один из сыновей Лукашенко, мало предвидится. И как тогда быть с изрядным осевшим там осколком подлинно Русского мира, если отвергнет тот пришествие нового Великого княжества польско-литовского, погоняемого из Брюсселя?

Касается сей вопрос не только Русских в Беларуси, но и остальных Русских в рассеянии: в Прибалтике, Казахстане, Закавказье, волею партии посланных туда строить и возводить. Да не забыть Приднестровье! Воевать, покорять все подряд государства, прижимающие Русских, не приходит сегодня в голову даже дремучим имперцам. Да и за пределами возможного это для нашей порядком ослабшей страны. Оставление же Русских на унижение, поношение и растворение среди местных, исчезновение их из Русской породы пусть вполне угодно российской власти, но невозможно и невыносимо Русским как народу.

Российским военным присутствием и российскими геополитическими интересами Беларусь достаточно похожа на вчерашний украинский Крым, и несложно прочертить в будущее, что произойдёт, когда хунта возьмет верх в Минске. Ужели снова России вмешиваться – газ отключать, «военторг» открывать? Но Русское население не имеет там ни сосредоточения, ни сплочённости, сравнимых с Новороссией, да и отчуждения его от остальной части страны, как случилось на Украине, там не заметно.

Не воевать нужно населённые Русскими заграничные земли, а звать наших соплеменников, на Родину и со всем хлебосолием, радушием и щедростью обустроить средь себя. В них, ведущих своё происхождение из Ярославля, Вологды иль Краснодара, будить Русское достоинство, подавленное ныне пред всевозможными свидомыми да коренными. Не желудком единым жив человек, глядишь, и осознают наши сродники великую часть своего бытия – принадлежность к общим истокам и Роду. И станет тогда исход на землю предков им жизненно необходимым.

Да разве непосильное на себя берём? Крова над головою у нас – в изобилии, ведь размещаем с удобствами и в тепле миллионы азиатских гастарбайтеров и гастбездельников. (Им, в свою очередь, границу на въезд перекрыть!) И продовольствия изрядно у нас (сколько зерна и иного добра продаём за рубеж!), а рабочих рук – великая нехватка. Польза же от приумножения Рода превзойдёт всё!

А не захотят, то их дети, более разумные, смогут сделать правильный выбор.

Давно наступило время взяться за дело, а сейчас – и опаздываем, ибо страниями США Украина превращена в ударную силу против нашей страны, и события там Америка назвала главным успехом своей внешней политики 2014-го года. Киев рвётся с поводка своего властелина воевать, и живущие при бандеровском порядке чистокровные Русские люди под названием «украинцы» во всё большем числе идут против своей настоящей Родины. Подчиняться галицийскому отребью их понуждает безысходность призыва в армию, а иначе «семьи порубают». Но коли даст таким Русским приют наша Русь, то одним тем уже хорошо прорежется и обессилится вражье войско, ибо карпатские отборные «щирые» по обыкновению лишь в карательных делах отличаются, не в боях...

Нет, не нужно искать себе собратьев среди прочих славян, покуда собственный народ ещё не собран и разобщён! (Да и после не следует...)

Тяжелым стал для Русских 2014-й год. Под стать 1991-му – крепостью ударов и судьбоносностью событий. Год совершенного разлома «триединого Русского народа», расставания со вдохновенным образом, казавшимся несомненным и вечным, но обернувшимся сказкой.

И благословенным был сей год. Пусть с сожалением утрачены Малороссия и без сожаления то, что западнее неё, пусть забудется жившая лишь в мечтах немногих возрождённая Закарпатская Русь. Но возвращен из чуждого полона Крым, обретена Новороссия и вырвался из затворничества великий созидательный Русский дух, оздоровляюще наполнив большую политику, рассудок и чувства обыкновенных граждан...

Бесценен год прирастанием в нас чувства общего и государственного ума. Пройдена, возможно, последняя веха в расставании с советским маломыслящим человеком, – а прежде уже были познаны и отвергнуты прельщение демократией, ложь западной «цивилизации», сладкоречие пятой колонны. Ныне же отпущается в нас и въевшееся чувство национальной униженности.

По меркам выживания народа в веках сей год вручил нам больше, чем взял.

Ещё неведомо, сколь долго продлится великий Русский мятеж в Новороссии и поведёт ли сей пассионарный взрыв к неостановимому восхождению нашего народа ко своей былой славе или даже превзойдёт её. Но приведение в порядок Русского ума и утверждение Русского достоинства, задавленных на протяжении столетия, стало очевидным.

На развалинах полувымышленного триединого Русского народа остаётся единственный народ, и он – подлинно Русский. Его людское наполнение, по сути, совпадает со старым добрым именем «великорос».

Не все Русичи, попавшие в рассеяние, стали потерею для Русского племени. Одни, в Крыму, со временем воссоединились с Родиной, другие, в Новоросии, поднялись на битву, дабы упасти себя от чуждого мира свидомого украинства, третьи, в Приднестровье, давно выбрали Русский путь и ждут-не-дождутся внимания воротящей рожу Москвы. И лишь четвёртые приняли принадлежность ко другой стороне, взяли чужой паспорт и согласились утратить в новой среде себя и свой род.

Шествие фашистких недобитков по Риге (Латвия) в марте 2015-го.
Как Русским живется средь такого дерьма? Не хочется ли домой?

Боги и история любят народы, выказывающие мудрость и стойкость, преодолевшие разрушительные соблазны, коим однажды предались, вытянувшие себя из глубин падения. И отличают таких выживанием. Но можно и без потустороннего воздать этим народам причитающуюся им славу и взять в пример, как награждают себя сами дальнейшим своим существованием.

А время ближайшее не сулит облегчений. За порывами Русского духа, за радостью помыслов о Русском мире ослабло прежнее видение худого, которое никуда не ушло, но даже всё более нависает над нами. Оно превосходит угрозу от Америки и противостояния со всем Западом. Оно – у нас дома глядит нам в лицо «раскосыми и жадными очами». То – кавказо-азиатский полон, все большее почернение Русских городов, посёлков, деревень. В нём - самое трудное и главное испытание Русскому Роду.

Миллионы пришельцев уже осели средь нас, укрепились, назвались «соотечественниками». И миллионы, завезённые властью из одного лишь презрения к нам, бродят по Руси вольно и невозбраняемо. Власть утомилась даже лгать себе, будто они – «трудовые» и нам без них не прожить. Легко говорит о миллионах «нелегальных» в стране, но твёрдо даёт понять, что их трогать нельзя. То бродит уже настоящее войско, в большинстве – мужского молодняка, что одичает и озвереет за считанные дни, случись власти закачаться, обычному течению жизни нарушиться, подвозу продовольствия в города расстроиться. (А у них и мысли о «священной войне с неверными» наготове...)

Да разве с событиями Русского Возрождения чужие стали меньше резать Русских ребят и бесчестить Русских девушек?

Как палаческая петля, нависает над Русью проклятие «многонационалия». И Русский мир – непосредственно осязаемый, претворённый в людях и местах их обитания, в отличие от мистического, данного в образах и представлениях, – поглощается на наших глазах выходцами из южных стран, захлёбывается от их избытка и не далёко отстоит час, когда пойдёт ко дну. А духовный мир за ним последует, едва истончатся Русские гены на просторах нашей бескрайней...

И сопровождает нарастающую беду непостижимая вера в Путина – творца открытых границ и безумного гостеприимства. В измученной казнокрадством стране с мыкающим бедность и редеющим, словно истребляемым, населением у него – слава «державника», а с Крымом – вдвойне. И сам Путин, разве всё более не походит он – личностью своею и малой способностью к руководству седьмой частью света – на последнего царя, а в нынешние времена – ещё более? Отсутствие государственных решений, неспособность обуздать чудовищное своё окружение, терпимость к пятой колонне, вялость и никчёмное управление... Резкость взятия им Крыма случайностью своею похожа на порыв Николая 2-го вступить в мировую войну. А дальше – снова расслабленное, бездарное властвование в условиях военного времени, в кое Россия погрузилась в ту пору и втягивается сейчас. И роковая боязнь в судьбоносные годы воззвать к Русскому народу, хоть оба самодержца порою заигрывали с ним, один называя себя «русским националистом», второй же состоя в «Союзе Русского народа». (В обстоятельствах сего дня высочайшее заверение о единстве со всеми Русскими на Украине – четвёртой части её жителей – могло бы скоро привести в чувство «незалежную», подвергшуюся галицийскому перевороту, стать превосходящим противовесом бандеровской пятой колонне. Но Путин тщательно уворачивается от очевидного, если вообще ему дано помыслить о таком шаге. А пока даже малая часть тех Русских задаёт в Донецке и Луганске завидную трепку киевской хунте – мерзкому плоду западенской наглости и западных козней против нас.)

Не возможное сходство участи того и другого властителя будоражит ум, но – итог их правления, отражение в нашем недалёком будущем событий столетней давности, повторение по размаху бедствий Российских и жуткий последствиями закат обоих царствований.

Есть и другое, что лишает покоя. За время событий в Новороссии – с начала восстания в мае прошло десять месяцев – погибло до полусотни тысяч гражданских лиц и военных. И новые жертвы, добавляемые дённо и нощно, взывают к нашему сопереживанию, находят отклик. В самой же России, по докладу, положенному на стол Медведеву в ноябре 2014-го, от одного лишь наркотического зелья находят смерть по 60 тысяч душ, да каждый год! Едва ли не все они – молодого поколения. Таков размах несчастья в самом нашем Отечестве – и враг здесь вовсе не несёт потерь. Торговцев смертью не вешают, не уничтожают прилюдно. О беде не кричат с крыш домов и шествий толпою в полгорода не устраивают. Великое, каждодневное горе заслоняют во средствах массового внушения эстрадные шуты, картавые «эксперты» да прочие болтуны, глаголящие о постороннем.

И Русское самосознание, поглощённое сегодня ненавистью к галицкой нечисти и состраданием к борющейся Новороссии, не замечает выкорчёвывания в собственном народе и виновных в том. Достойное участие в бедах Донецка, Луганска безоговорочно побуждает нас слать туда помощь, а то и вступать в добровольческие тамошние отряды. Но при всём похвальном – неспособность обратиться к несчастью в непосредственной близи... Не на слуху оно, а оттого и не на серце...

И третье зловещее – худшее, наверно: положение с народонаселением. Редкое нарождающееся потомство не восполняет более Род наш, и неминуемо подступает необратимое его оскудение. Скатиться за одно столетие от самого многодетного и обильного народа в Европе к народу вымирающему, подорванному числом войнами, переворотами, перестройками, бегством по заграницам, одержимому одурью западного себялюбия и увеселения и, наконец замещаемого по мании собственных правителей иноземцами, – такие повороты в жизни не могут кончиться добром. Из зияющей «демографической ямы» можем уже не выбраться.

В преддверии сего многие наши нынешние переживания теряют смысл. Завидное Русское пробуждение к жизни, начатое Новороссией, может не отвести наш в остальном нарастающий упадок. При неспособности содержать доставшуюся от предков огромную державу, она просто перейдет в иные руки. Ибо силы зла – за работой и ни на миг не знают покоя.

Так и ведёт Русский человек своё существование средь превратностей судьбы. Всполохи борьбы за будущее своего народа шествуют бок-о-бок с его истощением и погружением в бездну азиатчины на просторах матери-Родины. Глазам и уму открыта столбовая дорога, зовущая в чудные дали Русского мира, лететь бы туда птицей-тройкой. Но не смеет ступить, мучимый нерешительностью, отягощенный подлостью власти, облепленный тянущими жизненные силы вредителями.


Не так ли и ты Русь, чувствуешь себя, одолев тысячу лет существования? Пережила взлёты и падения, стяжала славу, познала крайние беды, но никогда смертная угроза твоему народу-кормильцу не подступала так близко. Поразится Божьему промыслу иной созерцатель: что за напасть бесконечно изнуряет огромную страну, отчего живут в довольстве да прибавляют в достатке другие народы и чем не мил народ-мученик, страстотерпец? Что за неведомая злая сила преследует его?

Русь, куда грядёшь ты? Кто тебе путеводная звезда – Новороссия или Евразия? Русский ли человек тебе надежда и опора или, поддавшись картавым подговорам, желаешь стать вместилищем для всех? Нет ответа. Изнемогающая от измены и разграбления, жаждущая правды, тающая людьми, влачит по земли свой крест, и недобро косясь, обступили её и ждут кончины другие народы и государства.

Не сладок и не заманчив Русский мир кремлёвским властителям, сами же они стоят поперёк горла заправилам мирового порядка: паразитствующей, одуревшей от безнаказанности Америке и наглеющей, недобитой в своё время Германии, снова полезшей в Русские дела. И противник нашего недруга лишь добавляется нам в число врагов.

Только чрезвычайное положение спасёт Россию. Довольно «республик да свобод»! Есть время распускаться и время собирать силы народные, время падать и время подыматься, время уступать и время брать своё. Спрос с каждого из нас сегодня неизбежен и неумолим.

Иначе ничего не останется от наступившей было Русской весны.


В статье вынужденно использовано 82 нерусских слова (1,5%). Чужие изречения и самоназвания не учитываются.

Размещено: 10 марта 2015 г.

Источники: Strelkov_info, Kp.ru, Fontanka.ru, Gazeta.ru, собственные.


Постоянная ссылка: RusskoeDelo.org/novosti/archive.php?ayear=2015&amonth=march#10_03_2015_01.










Распечатать Распечатать          Сообщить соратнику Сообщить соратнику




Problems viewing this website? Its layout was optimized for viewing with an Internet Explorer (ver. 6.00 +) or compatible browser. The encoding used is "UTF-8".

предупреждение          © 2017, Русское Дело          disclaimer