ВНИМАНИЕ! Для правильного отображения наших страниц настоятельно советуем Вам использовать иной смотровик («браузер»), например «Оперу» или «Лису», обе из которых – бесплатны. ВНИМАНИЕ!
Перед пользованием нашим сетевым узлом, ознакомьтесь с сим предупреждением. Please read this disclaimer before using our website.
Спасители Руси от инородческого владычества: гражданин Козьма Минин и князь Дмитрий Пожарский. Да вдохновят нас примером.
27-Й ГОД СМУТЫ
> РАЗДЕЛЫ
» Первая страница
» Русские Вести
» Русские Стихи
» Русские Песни
» Русское Видео
» Русская Мысль
» Русский Язык
» Русская Память
» Русские Листовки
» Русское Действие
» Русское Самосознание
» Русское Единение

> ОБЩЕЕ
» Рассылка
» Связь с нами
» Наши образы
ПОДВИЖНИКИ РУСИ:
Национально-Державная Партия России (НДПР)

Русское Вече

Русский национал-социализм с чистого листа

Руссовет

Русское Движение против нелегальной иммиграции

Русский Общенациональный Союз (РОНС)

Народное Движение за избрание А. Г. Лукашенко главою России

Русское Национальное Единство (РНЕ)

Русский международный журнал «Атеней»



НАША РАССЫЛКА:

Подписка на нашу рассылку своевременно известит Вас о появлении нового на «Русском Деле». Просто и удобно!

Ваш адрес e-mail:

Подписаться
Отменить подписку



НАШИ СОРАТНИКИ НЕ ПОЛЬЗУЮТСЯ ПОДОЗРИТЕЛЬНЫМИ УСЛУГАМИ MAIL.RU И YANDEX.RU!

«RSS» И «TWITTER»:
Наша RSS-лента    Наша лента в «Twittere»
(Памятуйте, что врагу видно, кто читает нас в «Твиттере»!)


ПОИСК ПО УЗЛУ:

Яndex.ru



Русское Дело
«Где жид проскачет, там мужик плачет.»
Русская пословица

Раздел «Русская мысль»



Глава шестая:

ЧТО С НИМИ ДЕЛАТЬ?

М. Белолюбов


«В сознании почти всех Белых людей присутствует естественное отвращение к безразборчивому смешению Белой и черной рас.»
Авраам Линкольн, президент США в 1861-1865 гг.


Ни падение жизненного уровня, ни перевод промышленности в Азию и Мексику, ни стремительный рост могущества будущего смертельного врага – Китая – не беспокоит думающих Белых американцев настолько, как трагические последствия многорасового разложения их общества. Последствия – налицо уже сейчас и сказываются в том, что большая часть общества обреченно воспринимает свое вытеснение на задворки существования всего через одно-два поколения. Никто не спрашивает: «случится это или не случится?» Вопрос ставится так: «как скоро?».

Немедленное закрытие границ перед ордами иноземцев, запрет на иммиграцию на 50 или 100 лет уже не могут остановить сползание общества к саморазрушению. Беда зашла так далеко, что спасение Белой Америки зависит единственно от ее способности возвратиться к своим истокам – обретению героического, несгибаемого духа, существовавшего когда-то у американского народа, как и у всех европейцев.

Те американцы, кто еще хранит свое достоинство, память о предках и чувство долга перед потомками, видят выход только в расовой чистке. Дело подошло к утрате своей страны и никаким сомнениям, никаким уступкам не должно отныне быть места!

В зависимости от силы духа патриотами предлагаются «жесткая» чистка - насильственное выдворение небелых за границу - и более мягкая - отселение их в самую южную часть страны и разделение государства.

Возврат к сегрегации (segregation), то есть полу-обособленному проживанию разных рас в пределах одной страны, не имеет сторонников. Такое уже существовало в США до 1960-х годов и оказалось бомбой замедленного действия, которая взорвалась в подходящий миг.

Возвращение к прошлому не годится даже как временная мера, выбранная по соображениям человеколюбия и легкой достижимости. Обособленное сосуществование трудно и накладно поддерживать: изрядная доля благосостояния страны будет расходоваться на поддержание порядка в таком неестественно устроенном, нездоровом обществе, а равно и на обеспечение меньшинств неким сносным уровнем жизни как «соотечественников». И, наконец, самое неблагодарное: введение обособленного проживания имеет обратимость, огромную вероятность того, что в один прекрасный день Белые снова начнут внимать очередным подрывным взглядам, снова проникнутся несуществующей виной и впустят инородцев в свою жизнь.

Близкий по смыслу к обособленному проживанию апартеид (apartheid) именно по этим причинам бесславно закончил свое существование разрушением богатейших стран Африки – Родезии (ныне – Зимбабве) и ЮАР, что поставило точку в героической истории английских, голландских и немецких поселенцев на Черном материке. Сейчас их потомки тысячами проливают кровь, отступая под напором дикарей. (Многочисленное тамошнее еврейство, разложившее «Белый порядок» и повернувшее эти страны к «расовой демократии» неистовыми проповедями равноправия, призывами к экономическому удушению извне и прочей подрывной деятельностью, – это еврейство незамедлительно переселилось в США и Канаду как только черная погромная власть вырвалась из-под их опеки.)

В каком-то смысле взаимообособление рас никогда не исчезало в Америке до конца, несмотря на законы 1950-1960-хх годов, воспретивших Белым иметь свой «только для Белых» образ жизни. Американцы продолжают жить в том, что они вполголоса называют «разделенное общество». А массовое вторжение в страну цветных в последние десятилетия вдохнуло в обособление новую жизнь.

Каждая расово или национально однородная группа стремится обустраивать свою жизнь и иметь дело с себе подобными, и согласно этому естественному стремлению люди создают общины («землячества»). Общинный подход и развитое у небелых представление «свой-чужой» ведет к наполнению обособлением самых разных сторон жизни. Вольно или невольно разделяются церкви, культура; радио и телепередачи направлено обслуживают черных, латиноамериканцев, индусов … Пышно цветут многочисленные сообщества и движения, созданные исключительно по расово-национальному признаку для отстаивания притязаний любых общин, кроме Белых. Даже рынок труда, мелкое и среднее предпринимательство проявляют расово-национальную чувствительность. На предприятии, хозяин которого индус или китаец, работают индусы или китайцы, но не белые, какими бы терпимыми и обожающими чужеземцев они ни были.

И уж совсем насмешкой над либералами, помешанными на превращении здоровых стран в многорасовые свальные общежития, становится создание национальными общинами собственного правосудия. В быстро разлагающихся США и Канаде евреи и арабы уже имеют его зачатки, вполне действующие. Это – закрытые суды, где рассматриваются дела только своих соплеменников. Евреи рассуживают друг друга по законам «бет дин», а арабы – по законам шариата. Камнями пока неверных жен не забивают и рук за воровство не отрубают. Но делишки и споры свои инородческие вполне разрешают – бытовые, семейные, предпринимательские...

Разумеется, членам едва ли не всякой цветной общины свойственно иметь и свое замкнутое место проживания, которое вполне можно называть «гетто», ибо главная черта такого разделения – враждебное неприятие «посторонних», огражденность от остального общества, платящего им тем же отношением. Создание этих общин чаще всего идет по пути вторжения какого-нибудь народа в чье-либо уже существующее место проживания и вытеснения из него ранее там живших. Понятно, что вытесняемыми, прежде всего, здесь оказываются не знающие сплоченности Белые. Они оставляют города и переселяются на окраины, где они, впрочем, неизменно чувствуют себя временными жителями, ибо чужеземцы, волна за волной растекаясь по стране, рано или поздно достигают их. Для американской Белой семьи вполне обычно 3-5 раз сменить место обитания за жизнь одного поколения именно в поисках безопасного уголка. Это явление получило название «белого бегства». (Но на смену ему уже приходят более точные понятия: «вытеснение» и «замещение».) Размах его – вселенский. Так, всего за 5 лет, с 1990 г. по 1995 г. по миллиону Белых покинули Нью-Йорк и Лос-Анжелес. Они были вытеснены именно таким же количеством мексиканцев, китайцев, евреев, вторгшихся в эти города...

Также и канадцы, не знавшие ранее ужасов многорасового сосуществования, но теперь догнавшие своих южных соседей по насаждению человеческого разнообразия в собственном доме и по всем сопутствующим этому тяготам, познакомились с «внутренними городами». В самом большом городе Канады – Торонто – Белые стали меньшинством в марте 2000 года. Это случилось на глазах всего одного поколения и меньше, чем за 40 лет: в 1961 году доля цветных здесь была лишь 1%. В ближайшее время то же самое произойдет и с Ванкувером, когда-то чудесным уголоком европейской цивилизации на побережье Тихого океана, исчезающим ныне под напором китайцев, индусов и филиппинцев.

В России такой образ жизни, может быть, пока еще в диковинку (что представляется невероятным благом!), но западноевропейцы уже познакомились с отвратительным явлением разделенного общества. Белые жители Лондона, Манчестера, Парижа, Брюсселя, Роттердама хорошо знают, в каких частях своих собственных городов им не следует появляться. Самое бедственное положение у Белых в Британии – колыбели европейской демократии. Эта страна сделала себя доступной всем – даже тем, кого отвергли другие страны Европы. В английской столице число пришельцев – преимущественно арабов и индусов – перевалило за 40%. Правда, в голландском Роттердаме этого «добра» еще больше – почти половина города. Но голландцы спохватились в самый последний миг и приняли в феврале 2004 года первый серьезный закон в Европе, который позволит выдворить хотя бы несколько десятков тысяч инородцев. Трудно представить, что подобное может случиться в современной Британии – выдыхающейся державы, но все еще мнящей себя заправилой в мировых делах. Уровень ее гостеприимства к чужеземцам печальным образом сравним с тем почетом, который оказывают им другие англоязычные страны: США, Канада и Австралия. Обязано ли это порокам их общего англо-саксонского наследия или же отражает их особо тесные связи между собой и движение в общем направлении, – в любом случае, Новый Мировой Порядок нашел в этих государствах себе наилучшую опору.

На смене столетий стало самоочевидным, что сосуществования рас в пределах одной страны не жизнеспособно и не терпимо ни в каком виде. Во имя выживания необходимо отделение рас друг от друга (separation), и оно должно быть настоящим. Расы, как говорил два столетия назад один из основателей США Томас Джефферсон, должны быть отдалены друг от друга за пределы, за которыми их смешение становится невозможным. И подлинным решением, снимающим эту угрозу на долгие годы, становится создание расово-однородных стран. (Впрочем, с одним исключением, понятным для Северной Америки: индейцы, как коренное население, останутся там, где они живут.)

Возврат меньшинств в места их исконного обитания является самым естественным шагом. И оно относительно легко достигается в отношении народов, заселивших США за последние 40 лет. Индусы, китайцы, мексиканцы, арабы, – все они имеют достаточно живую связь со странами своего происхождения и возвращение их на исторические родины не должно вызвать препятствия со стороны последних.

Много труднее будет достичь вывоза из страны негритянского населения. Вряд ли африканские страны распахнут объятия для чернокожих «собратьев», не знающих толком своих корней. Также утопична и мысль об основании новых государств для черных за рубежом. В 19 веке такое еще было возможно. Тогда, после отмены рабства в США, изрядное количество негритянского населения перебралось на Карибские острова, расположенные в пределах пол-тысячи верст к югу от страны: Ямайку, Испаньолу, Барбадос, Кубу... Некоторые вернулись на свою историческую родину на волне движения «Назад в Африку» и при содействии Белых, купивших им землю, создали там себе в 1847 году новое государство Либерию. (В память о своем американском прошлом негры-возвращенцы немедленно взяли в рабство местных жителей). Но ныне мир поделен. И нет готового ответа на вопрос: возможно ли, не останавливаясь перед расходами, приобрести в Африке области пригодные для проживания выселенцев?

Не желая зависеть от готовности других стран иметь дело с изгоняемыми американскими неграми, многие патриоты готовы пожертвовать частью своей страны и отселить их с предоставлением для проживания самой южной части США: Флориды, южного Техаса и пограничной с Мексикой области Калифорнии, где уже сейчас нет Белых и где не говорят по-английски.

Не нужно считать, что разделение рас станет непременно величайшим насилием в истории. В 1954 году правительство Эйзенхауэра мирным путем за несколько месяцев выдворило из страны свыше миллиона мексиканцев, проведя операцию «Мокрая спина». Их вывозили на поездах, на кораблях, в грузовиках и автобусах, но предпочтительнее всего были корабли, поскольку по морю мексиканцев можно было увезти как можно дальше от своей границы.

Общий подход Белых патриотов в вопросе о разъединении таков: человеколюбие будет иметь в нем свое место, но сопротивление со стороны выдворяемых будет встречено как сопротивление врага, которого уничтожают, если он не уступает! Будет идти освободительная борьба, священная война во спасение Белого человечества, и насилие в ней будет иметь полное оправдание.

Эти прекрасные порывы души подразумевают одно обстоятельство: приход к власти Белых патриотов. Но десятилетия сменяют десятилетия, и Белая Америка, увы, все более отдаляется от возможности сохранить себя. На победоносное восстание надежды нет. На перемены сверху – расчетов ровно столько же ввиду полного разложения правящего слоя США, распростертого ниц перед своим еврейским хозяином. В отчаянии в патриотических кругах родилось представление о некоем третьем пути – самообособлении Белых американцев. Оно выглядит более достижимым, ибо опирается на существующие покуда возможности так называемой «демократии».

Возник замысел создать обширное поселение Белых людей на северо-западе США. Оно простиралось бы по большей части штатов Айдахо, Монтана, Орегон и Вашингтон и имело бы выход к Тихому океану. Возможно, оно включало бы и самую южную часть канадских провинций Альберта и Британская Колумбия. В этой обширной области наличествуют заманчивые предпосылки для успеха дела: население в ней даже в настоящее время почти все – Белое, сама же она – сравнительно малообитаема, без больших городов – рассадников пороков. Переезд сюда множества расово-сознательных Белых людей со всех уголков Северной Америки создаст здесь обстановку и настроения, отвечающие образу жизни и ценностям Арийцев. Как следствие, удалось бы преобразовать местную власть, сделать ее подлинно представляющую население. Разумеется, патриоты были бы частью этой власти.

Станет ли этот край, размерами превосходящий любую западно-европейскую страну, независимым или же останется в составе США и Канады – вопрос открытый и вяло обсуждаемый ввиду его преждевременности и нежелания попасть под преследование за посягательство на целостность того или другого государства. Упор пока делается на то, что будет создано приемлемое для Белого человека существование, его собственное жизненное пространство и будет дан вдохновенный пример Белым собратьям по всему миру

Провозвестники этого умонастроения – патриотические общества «Арийские Народы», «Белое Арийское Сопротивление» и ряд других. Но к созданию сей великой Белой общины никто до сих пор не приступил. Причина тому – удручающая малочисленность в Северной Америке тех, кто чует в себе призвание бороться за Белое дело. И, несомненно, начинание сдерживается неверием в глубине души в надежность того, что называется «американской демократией».

Не только Белые, но и другие расы также вполне могут стремиться жить свободно, независимо, неуниженно и среди самих себя. В феврале 1962 года в Чикаго тысячи негров приветствовали Белого националиста Джорджа Роквелла, выступившего перед ними с изложением своей мечты о том времени, когда расы и народы будут жить раздельно. Они были воодушевлены его видением будущего, потому что хотели того же самого!

Годом раньше, предводители набиравшего силу негритянского движения «Народ Ислама» пригласили на переговоры людей из Ку-Клукс-Клана. Встреча происходила на юге США в г. Атланте. Негры ратовали за отведение им части страны, где они могли бы жить по своему разумению, и во имя этого, поневоле, искали поддержку в Белом движении, полагаясь на совпадение интересов. На переговорах с клановцами известный черный расист Малколм Экс справедливо отметил, что «за всем этим расовым смешением стоит еврейство, и оно просто использует негров [подвигая их на борьбу за гражданские права] как средство в достижении своих целей».

Из намерений «Народа Ислама» ничего не вышло: разделение рас не отвечало повестке дня упомянутого еврейства. Последнее извечно чувствовало для себя угрозу в существовании Белых народов, и потому они должны погрязнуть в расовом смешении и исчезнуть.

Прошли десятилетия, но мысль о поддержке противника, стремящегося к раздельному существованию, по-прежнему считается разумной – по крайней мере, у Белых патриотов. В январе 2004 г. руководитель немногочисленного «Белого Арийского Сопротивления» Томас Метцгер объявил о поддержке черного расиста А. Шарптона на ближайших президентских выборах. «Шарптон открыто исповедует расизм и тем самым признает существование Белой расы. Он – единственный, кто использует слово «Белый» в своих речах. Я приветствую его выступления, в которых он громит продажную белую верхушку». В призыве Метцгера было больше, конечно, вызова и желания досадить опустившимся белым политикам, чем приязни к мракобесу и изуверу Шарптону, мечтающему, помимо разделения Белых и негров, еще и похоронить Арийский род. Но все же: уход цветных меньшинств в их замкнутое место обитания означает возникновение собственного жизненного пространства у Белого человека!

Обреченное будущее Белого человечества не оставляет ему выбора. В продолжающемся сожительстве с инородцами – наша неминуемая смерть. «Многорасовой демократии» не бывает!




Распечатать Распечатать          Сообщить соратнику Сообщить соратнику




Problems viewing this website? Its layout was optimized for viewing with an Internet Explorer (ver. 6.00 +) or compatible browser. The encoding used is "UTF-8".

предупреждение          © 2018, Русское Дело          disclaimer