Распечатано со страницы сетевого узла «Русское Дело».




«СТАТЬ ВОИНАМИ ЛИБО УМЕРЕТЬ...»

Не каждый читатель «Архипелага ГУЛАГ» мог за недомолвками и демократическим умонастроем писателя опознать ту изуверскую инородческую силу, что упивалась Русской кровью в послереволюционные десятилетия. Но мало кому не запал в душу упрёк или, скорее, недоумение, обращённое в книге к избиваемому народу:

«... Если бы каждый оперативник, идя ночью арестовывать, не был бы уверен, вернётся ли он живым, и прощался бы со своей семьёй? Если бы во времена массовых посадок, например в Ленинграде, когда сажали четверть города, люди бы не сидели по своим норкам, млея от ужаса при каждом хлопке парадной двери и шагах на лестнице, – а поняли бы, что терять им уже дальше нечего, и в своих передних бодро бы делали засады по несколько человек с топорами, молотками, кочергами, с чем придётся? Ведь заранее известно, что эти ночные картузы не с добрыми намерениями идут – так не ошибёшься, хряснув по душегубцу... Органы быстро бы не досчитались сотрудников, и, несмотря на всю жажду Сталина – остановилась бы проклятая машина!»

Вопрос сей «жёг» ушедших в лагеря и застревал в груди сопереживающих потомков. То выглядело действительным средством укротить безбрежное зло.

Но люди лишь трепетали перед очередным хазаро-большевистским беснованием, терзавшим Русь вслед за кровавою красно-белой междуусобицей, раскулачиванием, всероссийским голодомором.

А достойное Русское сопротивление зверью, всё-таки, было – в походах повстанческих Белых армий, в мятежах кронштадских матросов и тамбовских крестьян. Но не предначертано им было успеха в дьявольских книгах судеб, составленных для нашей страны.

И прославленный писатель не смог поступить по-своему призыву ни в далёком прошлом, ни в своём блистательном последующем, когда на порог его жилища ступали уже не подручные, но самые высокопарящие уничтожители Русского народа. Ельцина и ему подобных встречал он угощениями да беседами...

Дэвид Лэйн
Другой писатель смог. Разил врага не только пером. Создатель знаменитых «14 слов» и «88 Предписаний» Дэвид Лэйн в далёком 1984 году участвовал в казни зарвавшегося радиоведущего из Денвера по имени Берг, сравнимого по наглости с любым из нынешних картавых болтунов «Эха Москвы». Изрешеченное автоматной очередью тело Берга повергло в смятение всю вырожденческую нечисть Америки.

Ибо «если слово не идёт рука об руку с делом, то для чего же слово?»

А в прицеле Лэйна и соратников, создавших повстанческую ячейку «Безмолвное Братство», были цели ещё величественнее – заправилы денег, политики и агитпропа: Д. Рокфеллер, Г. Киссинджер, Ф. Силверман...

Схваченный после многомесячных поисков, Лэйн не проиграл схватку своей жизни. Получив от врага 190 лет заключения, он наполнил их борьбой! Именно за решеткой было написано всё из известного его творчества, увенчанного расовой утопией «Белые повстанцы Скалистых гор», неизвестной прежде Русскому читателю. Её он творил, побуждаемый своими личными 14-ю словами: «Чтобы красота Белой арийской женщины никогда не исчезла с лика земли!» («Because the beauty of the White Aryan woman must not perish from the earth.»).

Воин-писатель мученически прошёл свой жизненный путь. На седьмом десятке лет в застенках он стал терять память, избиения садистов-тюремщиков делали своё дело. Условия заключения всё более ухудшались, и очередную переброску в средневековую тюрьму в стране невиданной демократии он не выдержал, скончавшись или убитый в мае 2007-го.

Соратники по Священной Расовой Войне («RaHoWa») получили его тело и предали последнему обряду. Пепел захоронили на кладбище в американской глубинке. Потом долго собирали деньги для покрытия расходов и на обустройство могилы...

Наш сетевой узел с гордостью предлагает соотечественникам перевод «Белых повстанцев Скалистых гор» как достойный памятник воину, павшему в схватке с общим врагом.

Русский читатель прочтёт книгу подготовленным. Долгое соприкосновение с чудовищами иудо-фашизма – от большевизма до нынешней демократии – родило в нём если не готовность к борьбе, то несомненную жажду свести счёты. Он стал отзывчив к всполохам Освободительной войны, ведомой в одиночку юностью Руси при равнодушии и немощи старших поколений, тупости стреляющих в себя «от безысходности» военных, среди отменной подлости тех выродков из собственного народа, выбравших пойти во власть и служить врагу. Но если случается нашей земле гореть под ногами захватчиков и их пособников, значит, слава Русских предков находит себя в достойных потомках.

Именно к чистому душою и помыслами юному поколению Белой расы обращает Лэйн свой труд:

«Моё сердце обливается кровью, когда я думаю об участи молодых. У них нет выбора: либо стать воинами, либо умереть. Но, готовя себя к великому, наши люди должны научиться стать неузнаваемыми: в захваченной стране повстанец не рисует на себе татуировку как мишень для врага и не выдает себя другими знаками отличия.»

Освободительному движению не уцелеть в городах, где оно перед властью – как на ладони, и где за каждого уничтоженного своего она легко выкашивает десяток сопротивленцев, причастных и посторонних – для сугубого устрашения. Но можно, по мысли Лэйна, создать повстанческое подполье в потаённых уголках страны, а устрашение работает в обе стороны! Здесь видение создателя «14 слов» не слишком расходится с мечтаниями Солженицына:

«... У повстанцев был закон: если правительство убивало одного из них, то следовало немедленное отмщение, когда за каждого своего воина требовалось уничтожить, по крайней мере, двух врагов... Всякий раз, когда самолёты ЗОГа бомбили Землю Родичей, воины пробирались на вражескую территорию и убивали нескольких проституток из газет, телевидения или политиканов, или кого-нибудь из цветных...»

Неминуемым возмездием государство понуждалось терпеть внутри своих границ общину, исповедующую Белый порядок. Прекрасная утопия, но, может быть, и явь: мы просто разуверились в самих себе и не знаем своей подлинной арийской силы, способной навести трепет на любую посягающую нечисть.

Среди демократического распутства мы также позабыли, сколь возвышенными способны быть чувства между Белыми мужчинами и женщинами. Не отношения ради развлечения и не связь, преследующая удобство, но глубокое, неразлучимое посвящение себя друг другу. Взаимная преданность вытравлена из современных арийцев тлетворными нравами инородцев, но она вновь обретается Белыми людьми, едва они освобождают себя от «ценностей» хазарстана. Книга воспевает глубочайшее духовное единение сыновей и дочерей нашей расы, стократ возвышенное их самоотверженною борьбой за будущее Белых детей.

И победа придёт к своим героям! Вернётся время сильных и правильных, а нынешние ловкачи, приспособленцы и гламурно-пафосные отбросы освободят им жизненное пространство.

У вырождения не бывает будущего, оно принадлежит людям иной породы.

Слава Русской правой молодёжи!

И вечная память погибшим в смертельной охоте на диких зверей демофашизма.


Читайте  «БЕЛЫХ ПОВСТАНЦЕВ СКАЛИСТЫХ ГОР»  на нашем узле!



В статье вынужденно использовано 11 нерусских слов (1,5 %). Чужие изречения и самоназвания не учитываются.

Размещено: 22 марта 2009 г.
Источники: KD Rebel, Антология самиздата, собственные.

Постоянная ссылка: RusskoeDelo.org/novosti/archive.php?ayear=2009&amonth=march#22_03_2009_01.